Ёзден адет

Этический кодекс
карачаево-балкарцев

Нарт сёз

Бычакъ, не джити болса да, къынын кесмез.

Категории раздела

Культура [58]
Экономика [109]
Политика [287]
История [19]
Разное [271]
Спорт [95]
Общество [435]
Религия [48]
Интернет [1]
Происшествия [238]

Календарь

«  Ноябрь 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

Покупая Авиабилеты через наш сайт, вы помогаете нам оплачивать дальнейшее его содержание...

Реклама


Комментарии

Апсаты: Имамыбызны терсликден сакъларгъа кючюбюз да джетмейди, сора къалгъан затладан къалай сакъларыкъды кесин Къарачай?
...

Апсаты: Дожили...
Ну и каким боком приравнили блогера к СМИ?
И что вы будете делать с сайтами зарегистрированными ...

Апсаты: За уродские амбиции наших уродов-политиков должны теперь страдать простые граждане.
Ну откажетесь вы от них, и ко...

: Авторская рукопись этого зикра была передана моему деду, фронтовику, эфенди а.Каменномост Герюгову Идрису Ортабаевичу в ...

: Не считая того, что это не Карачаевская порода а Кабардинская !!!

: В этот мир все приходят одинаково – с плачем, а уходят по-разному.
Горское предание.

Когда над стран...

: Аиб хоншуларына! Къул-ёзден аиргъандан бошамай болурла, ёзденлик не зат болгъанын эрте унутуб!

Апсаты: Карачаевцы к истории башкир и татар не имеют никакого отношения.
Карачай: "къарачай" - происходит от сл...

: «...В татарском народе была субэтническая группа – “карачы” (“караца” – у северных мишар и у многих сибиряков), некоторы...

: Также одного корня со словом «карачы»
и древнее татарско-уйгурское слово «караван» [36, с. 215].
Как видим...

: Мы - потомки КАРАЧЫ, из среды коих был сам Чынгыз-би хан. Офиц. историки, вслед за китайцами их называют "черные та...

: КАЗАКИ и ТАТАРЫ – об этом нет в «учебниках истории»:

“...B действительности казачьи войска (верней, «народ-...

: КАЗАКИ и ТАТАРЫ – об этом нет в «учебниках истории»:

«…Особенную опасность для романовского правительства п...

Taulu09: Я думал,что эту мразь надолго закроют, а тут,видите ли, они решили под шумок его втихаря освободить. Народ стал слишком ...

: Это очень большие деньги для малого каравая . Казнить урода.

Апсаты: Молодец Казимир!
Из-за таких лиц (фамилии знаем), население не может получить законно положенные льготы и субсиди...


Наша кнопка


karachays.com

Код кнопки:

Реклама

Главная » 2009 » Ноябрь » 29 » Восхождение
Восхождение
13:49
ЮБИЛЕЙ

Нынешняя осень на Кавказе обильна на поэтические даты: 195-летие со дня рождения Михаила Лермонтова, 150-летие основоположника осетинской литературы Коста Хетагурова, полуторавековой юбилей классика балкарской литературы Кязима Мечиева.

В Нальчик, столицу Кабардино-Балкарии, прибыли делегации из Дагестана и Ингушетии, Чечни и Карачаево-Черкесии, Калмыкии и Алтая, Ставропольского края и Москвы, чтобы принять участие в празднике и поклониться праху великого балкарского национального поэта.

Имя его, в отличие от двух предшествующих, известно у нас не так широко. Я и сам впервые услышал о нём лишь в 1982 году, когда гостил у Кайсына Кулиева. На стене его рабочего кабинета я обратил тогда внимание на фотографию пожилой горянки и портрет седобородого аксакала в папахе и бурке, опирающегося на деревянный посох. Перехватив мой взгляд, Кайсын пояснил: «Это – моя мама, а рядом – мой духовный отец и учитель, великий мудрец и труженик, ашуг, чьи песни до сих пор распевают по всей Балкарии. Он первый из балкарцев, чьи стихи начали издавать на балкарском и русском языках».

Родился Кязим Мечиев в далёком горном ауле Шики в многодетной семье искусного кузнеца Бекки. Отец, хотя и передал ему секреты кузнечного мастерства, всё же мечтал, что сын получит духовное образование. В аульской мечети будущий поэт получил первые уроки арабского языка. Затем изучал ислам в духовных учебных заведениях Безенги, Лескена, а затем Стамбула, Багдада, Дамаска, Каира, которые посетил во время хаджей в Мекку ещё до революции. Здесь же освоил турецкий язык и фарси, ознакомился с творчеством восточных поэтов. В 1909 году в Дагестане была опубликована его богословская поэма «Ийман – Ислам», ставшая первым изданием на балкарском языке, набранным арабским алфавитом.

О доброте и справедливости Мечиева знали многие балкарцы. Кязим защищал бедных, споря порой не только с властями, но и с местным духовенством, если не одобрял их действия. Не принимал он, например, обычай, согласно которому дорогая одежда усопшего отдавалась мулле, обмывавшему тело покойного. Поэтому, когда умирали бедняки, многие из мулл не обмывали их. Кязим сильно гневался: «У несчастного не было хорошей одежды, он не ел досыта, жил, страдая, а вы хотите и после смерти обделить его вдову и детей!» И сам занимался обмыванием усопшего.

Революция и последующие за ней годы резко изменили размеренный уклад жизни и обычаи горцев Кавказа. В 1923 году эфенди селения Шики Кязима Мечиева лишают избирательных прав. Спустя 6 лет его вновь восстанавливают в правах, а в 1932 году избирают делегатом Первого съезда ударников колхозного труда. Ещё через два года он участвует в Съезде народных сказителей. В 1937-м его арестовали по обвинению в религиозной деятельности, но скоро освободили и в 1938 году приняли в Союз писателей СССР. Год спустя 80-летний ашуг Кязим Мечиев получает почётное звание «Заслуженный работник искусств КБАССР».

Незадолго до Великой Оте­чест­венной войны выходит его первая книга стихов на русском языке «Моё слово». Дальше – война, недолгая фашистская оккупация Кабардино-Балкарии и тринадцатилетняя депортация балкарцев в Казахстан. Так и умер Кязим в изгнании, не дожив до Великой Победы 50 дней. При этом завещал своему народу и всем другим, разделившим его участь:

Не озлобляйтесь на страну,
страна здесь ни при чём,
Что на чужбине вдалеке
от родины живём…
Нам стойкими пристало быть –
прошу тебя, пойми,
Что и в несчастье надо быть
достойными людьми!

А потом настали иные времена. В 1957 году, после возвращения балкарцев на родную землю, началось быстрое восхождение балкарской и кабардинской поэзии на вершину многонациональной советской литературы. Вскоре весь мир узнал выдающегося балкарского поэта, ученика Кязима Мечиева, Кайсына Кулиева, книги которого неоднократно переводились не только на русский, но и на многие языки мира. А вслед за ним появились балкарские поэты Танзиля Зумакулова, Салих Гуртуев, Магомет Мокаев, Ибрагим Бабаев, Муталих Беппаев, кабардинцы Алим Кешоков, Зубер Тхагазитов, Борис Кагермазов, Анатолий Бицуев, Хасан Тхазеплов, Сафарби Хахов, Пётр Кажаров, Мухаз Кештов, Афлик Аразаев и др.

В 90-е и последующие годы литераторы этой республики пережили, как и все писатели нашей страны, немалые испытания. Нарушились традиционные литературные связи, в Москве практически перестали переводить и издавать национальных поэтов, возникла угроза разделения Союза писателей по национальному признаку на кабардинцев и балкарцев. Однако многие трудности удалось всё же преодолеть.

Сегодня писательская организация Кабардино-Балкарии – одна из самых многочисленных на Кавказе, в ней 112 человек. В республике ежемесячно издаются литературные журналы на русском и два на национальных языках, выходят на трёх языках и детские журналы. Общереспубликанские газеты по-прежнему находят возможность печатать стихи и рассказы мест­ных авторов. Республиканское издательство «Эльбрус», как и в советские годы, регулярно выпускает книги на русском и национальных языках. При этом и авторам, и переводчикам, как и в прежние времена, выплачиваются гонорары. Выходят здесь не просто отдельные книжицы, а целые многотомные собрания сочинений. Как сообщил директор издательства Руслан Ацканов, недавно, например, выпущен шеститомник известного кабардинского поэта Алима Кешокова, выходит шеститомник Кайсына Кулиева и трёхтомник Танзили Зумакуловой. Только что к юбилею Кязима Мечиева выпущены две книги его стихов – на балкарском и русском языках. Здесь и молодых не забывают, регулярно издают их коллективные сборники, а самые одарённые из них выпускают отдельные издания.

Поддерживает молодых и творческий союз. Кабардинский поэт Сафарби Хахов уже много лет ведёт при Союзе писателей литературное объединение «Млечный путь». Его члены активно выступают на страницах печати и в коллективных сборниках. Не отсюда ли начинается восхождение в большую литературу будущих даровитых поэтов и прозаиков Кабардино-Балкарии?

А может, оно начинается у скромного обелиска над могилой Кязима Мечиева, что покоится у Мемориала Жертвам депортации в Долинске? Эта могила, вероятно, самое яркое свидетельство всенародной любви к Кязиму. Он умер и был захоронен в 1945 году в Талды-Курганской области Казахстана. А спустя более полувека, в конце прошлого столетия, сбылась его мечта:

Я молю тебя, Господи, ныне:
Лучше в камень меня преврати,
Но остаться не дай на чужбине,
К моему очагу возврати.

Прах поэта вернулся на родину и покоится теперь в предгорьях родного Кавказа. Здесь, где завершилась цепь его бесконечных земных скитаний, я познакомился с внуком Кязима Таукой Мечиевым. Он был свидетелем многих горьких дней жизни поэта. Рассказывал, как при депортации погибла библиотека и рукописи деда, как в разные годы терял поэт своих родных и близких, как стойко переносил он смерть своих детей – их у него с женой Канитат было четырнадцать, и всех они пережили…

В честь юбилея Кязима Мечиева Российским Лермонтовским комитетом и Общественной академией культуры образования и бизнеса Кавказа учреждена памятная медаль. На ней отчеканены слова Кязима Мечиева: «Лишь доброта бессмертна, лишь правда не умрёт». Ею награждают тех, кто помогает восстанавливать доброе имя поэта и сохранять о нём добрую память. Этому будет способствовать и I Международная конференция, которую планируют провести здесь в связи с юбилеем Кязима Мечиева.

Ещё одно свидетельство восхождения балкарской литературы и культуры – юбилейный вечер, проведённый в музыкальном республиканском театре. В переполненном зале гости из соседних республик, а с ними сам президент Кабардино-Балкарии Арсен Каноков с председателем республиканского парламента Ануаром Чеченовым выступили на вечере, а затем местные артисты дали большой концерт с музыкально-литературной композицией о жизни Кязима Мечиева.

А наутро предстояло нам, гостям Нальчика, совершить собственное восхождение на родину поэта – в аул Шики, что находится в горах Безянгинской ветви Черекского ущелья. Примерно час езды – и вот мы у входа в Черекское ущелье, где в 1959, году в столетнюю годовщину со дня рождения Кязима Мечиева, был установлен первый памятник поэту.

Аул Шики расположен на высоте 2300 метров на холмистых отрогах Ак Кая (Белой горы), что высится над окрестностями подобно гигантскому полумесяцу. Давно уже необитаем этот аул, с тех самых пор, как выселили его жителей при депортации. Сохранились лишь остатки некоторых каменных строений. А вот сакля Кязима и ограда двора – в полном порядке. Их реставрировали ещё в 1989 году и открыли здесь музей поэта, а рядом, метрах в ста, – кузница, где многие годы раздувал кузнечный горн Кязим Мечиев и слушал свои песни в исполнении односельчан.

Редко кто, наверное, бывает здесь в обычные дни. Но на праздник в бывшем ауле Шики собрались сотни людей, добравшихся сюда, кто пеший, кто конный, из разных аулов и сёл Балкарии, чтобы почтить память великого земляка. Трибуну для выступления устроили прямо на земляной крыше первого этажа дома Кязима. Выступающие у микрофона говорили задушевные слова, читали стихи, пели песни балкарского ашуга. Это был поистине всенародный праздник.

Просмотров: 2416 | Автор: Вадим РАХМАНОВ | Источник: http://www.lgz.ru | Теги: Кязим Мечиев | Рейтинг: 5.0/1 |
Реклама от KARACHAYS
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]